Тильзит 1807.

Франция диктует условия мира Пруссии.

После поражения при Йене и Ауэрштедте.

»Мы уснули на лаврах Фридриха Великого, который, будучи повелителем своего столетия, создал новое время. Мы не продвинулись дальше вперед, поэтому они превзошли нас [1]

Эту приписываемую Луизе оценку причины поражения Пруссии часто слышали в кругах реформаторов.
Луиза со своим супругом королем Фридрихом Вильгельмом III. вела буржуазный образ жизни. Она общалась с „простыми людьми“ и „высшим дворянством“. Дружила со старым воякой Блюхером, эстетом, музыкантом и любимцем женщин принцем Луи Фердинандом и русским императором АлександромI.

В ней отражалось время, и поэтому она была в состоянии поделиться с народом Пруссии надеждой, придать ему мужества и уверенности в себе. Ее вера в людей позволила зародиться вере людей в прусское государство. Положительные импульсы французской революции были подхвачены в Пруссии.

Совсем другим человеком был прусский губернатор Берлина, граф Шуленбург. После проигранной битвы при Йене и Ауэрштедте он посчитал нужным не перевезти в безопасное от Наполеона место складируемые в Берлине запасы оружия в виде 40 000 винтовок и 50 пушек, а уже 17 октября 1806 года призвать граждан Берлина соблюдать мертвую тишину: »Король проиграл битву, первый гражданский долг – это спокойствие. Я призываю к этому всех жителей Берлина [2]

Переход Блюхера из Ауэрштедта в Любек.

Остатки прусской армии собрались в Земмерде, Эрфурте и Франкенхаузене. Князь фон Гогенлоэ получает от короля приказ отвести эти соединения в окрестности Магдебурга. Блюхер должен был с 800 всадниками обеспечить перевозку 41 пушки из Нордхаузена в Магдебург. По дороге он узнал о том, что армии Брауншвейга предстояла битва при Галле, а фон Гогенлоэ из страха перед французами преждевременно покинул Магдебург, чтобы вернуться в Нойштадт-ан-дер-Одде.

Блюхер пересек Эльбу к северу от Магдебурга и передал 24 октября все пушки в количестве 41 штуки фон Гогенлоэ. Можно представить, как в промозглый октябрьский день 41-ая пушка перевозится по полевой дороге, которая ранее была превращена 40 пушками в болото. Если бы маленькая колонна Блюхера была обнаружена французами и завязался бы бой, то не было бы ни малейшей надежды на успешное окончание задания.Шедевр военного искусства, за которым должны последовать и другие [3].

Доклад Блюхера королю Фридриху Вильгельму III.

В знак благодарности Блюхер получает шанс со своими полностью истощенными солдатами последовать в Пренцлау за основной армией через местности, чьи продовольственные запасы уже давно были съедены армией Гогенлоэ. Арьергард состоял, кроме всего прочего, из гусаров Блюхера, остатков Вюртембергского корпуса, а также полковников Шарнхорста и Йорка. Блюхер 24 октября в письме князю Гогенлоэ: »Ваша светлость, я ходатайствую о позволении предоставить отдых моему корпусу, иначе вследствие всех марш-бросков и связанных с этим недостатком сил и средств он будет приведен в состояние, в котором совершенно невозможно сражаться [4]

25 октября, то есть, через неделю после духовной капитуляции Шуленбурга, войска Наполеона вошли в Берлин. Берлинские чиновники подчинились с ожидаемой унизительностью. Среди нихне было барона Генриха Фридриха Карла фом унд цум Штейна. Еще 20 октября, причем с КАССОЙ своего ведомства, он направился к королю в Кенигсберг [5].

Фридрих ВильгельмIII предложил Министерство иностранных дел барону. Принадлежавший к старинному дворянскому роду Генрих Фридрих Карл фом унд цум Штейн отказался и был затем отправлен королем в отставку [6] [7]. Барон остался в игре и должен был предпринять самые продуманные шаги для реформирования Пруссии.

26 октября Блюхер вынужден был из-за приближающихся французов срочно покинуть лагерь вблизи Нойштадта. В течение двух дней он следует за корпусом Гогенлоэ, пока тот около Пренцлау не складывает без боя оружие.

Чтобы оценить достоинства князя Гогенлоэ или его полковника Массенбаха, сравним его поведение у Бойзенбурга с тем, как повел себя Блюхер. В то время как корпус Гогенлоэ, избегая занятого французами Бойзенбурга, выбрал более длинную дорогу в обход, Блюхер предпочел прямой путь и захватил город, »чтобы не терять времени [8]

Плохой пример Гогенлоэ находит продолжателей: 29 октября полковники Хаген и Посер с 4 000 армией капитулируют около Пазевалька, в тот же день Ромберг без боя сдает крепость Штеттин. Генерал Била капитулирует 1 ноября в Анкламе. Сорок одна перевезенная через полстраны пушка попадает неиспользованной в руки французов.

30 октября 1806 года Пруссия подписала соглашение о перемирии и потеряла все территории к западу от Эльбы – вплоть до Альтмарка и Магдебурга.

Король Фридрих Вильгельм III. уже давно понимал, что его полководцы, как и его правительство, сочетая вялость и надменность, являют собой наивысшую степень некомпетентности. До этого момента у него еще не хватало мужества спорить с этой бандой [9].

Блюхер с Шарнхорстом подготовили дальнейший план действий. Пренцлау больше не рассматривался – выступать в восточном направлении через Одер, ввиду огромного превосходства противника, не имело никакого смысла. Поэтому двинулись в сторону Штрелитца с намерением объединиться с корпусом Ваймаршена. Что далее и произошло. Армия Блюхера выросла более чем на 21 000 человек [10].

Теперь нужно было отвлечь внимание войск Наполеона, чтобы обеспечить королю максимальную свободу действий. Снова и снова происходили бои с гонящимися вслед французами, в ходе которых особенно отличился полковник Йорк. Дважды Бернадот просил с честью капитулировать Блюхера. Однако тот с благодарностью отказывался.

Блюхер стремился отвести свой корпус в Гамбург или Любек, чтобы дать отдохнуть и набраться новых сил своим к тому времени смертельно уставшим солдатам, а также чтобы пополнить запасы провизии и боеприпасов. Тем временем французы, чьи позиции были усилены благодаря маршалу Мюрату, перекрыли ему путь в Гамбург. Так Блюхер направился в Любек, вошел в город, обеспечил свое войско едой и питьем, а также, если это было необходимо, обувью. Днем позже он вступил в яростное сражение с французами, был выбит из города и ему не оставалось ничего другого, ввиду высоких потерь личного состава и материально-технических средств, наряду с почти 10-кратным превосходством противника в численности, как капитулировать 7 ноября. Еще до этого его красные гусары по-отдельности отступили назад, чтобы последовать за королем в Кенигсберг.

Капитулируя, остатки корпуса прошагали с развивающимися знаменами, перед выстроившимися в колонны французами. Под актом о капитуляции Блюхер приписал – единственный случай в мировой истории – слова: »Я сдаюсь потому, что у меня нет ни хлеба, ни боеприпасов [11]

Кольберг.

Берлин, Штеттин и Магдебург были сданы французам, а Кольберг – нет. Здесь возмутителя спокойствия звали Иоахим Неттельбек.

Первой и самой большой битвой представителя горожан Иоахима Неттельбекса было заставить коменданта крепости выполнять свои обязанности. Он проиграл эту битву.

Поддержку он получил от отставшего от армии второго лейтенанта Фердинанда фон Шилля. Фон Шилль организовал добровольческий корпус и начал готовиться к военной обороне Кольберга. Через военный совет Весселинга Неттельбеку удалось уведомить находящегося в Мемеле короля о положении дел в Кольберге, после чего Фридрих Вильгельм III. уполномочил Весселинг закупить провиант. Как и предвиделось, не получилось и у нового откомандированного вице-коменданта крепости капитана Вальденфельса разбудить коменданта крепости от летаргического сна, поэтому король назначает Августа Вильгельма Антония граф Найдхардта фон Гнейзенау комендантом крепости Кольберг [12].

Через полгода осады 1 июля 1807 года в Кольберге наступил ад: »Подобно аду неистово сверкали и громыхали орудия. В воздухе ярким пламенем вспыхивали гранаты и бомбы. Мы видели в светлой арке над городом, как там и тут, повсюду, они влетали в город, слышали их треск, звук падения фронтонов и домов, слышали беспорядочный шум, который возникал и бушевал внутри; видели как вскорости здесь или вскорости там взметался огонь. Было так светло, как если бы горела тысяча факелов [13]
Наряду со многими другими защитниками города отдал свою жизнь и капитан Вальденфельс.Помимо Кольберга, сопротивление оказали Вроцлав, Грауденц, Козель и Данциг [14].

Прейсиш-Эйлау и Фридланд.

В начале 1807 года русская армия приблизилась к прусской границе. 8 февраля 1807 года русская армия под предводительством графа Левина Августа фон Беннигсена ожидала французов у Прейсиш-Эйлау. Русские расположились исключительно удачно, и Наполеон потерпел поражение, благодаря также еще и храброму вмешательству восточно-прусского корпуса Лестока. Начальника генерального штаба корпуса звали Шарнхорст. Русская армия констатировала потерю 27 000 человек, армия Наполеона потеряла 44 000. Историографические исследования уменьшили потери Наполеона (убитыми и ранеными) на 19 000 человек [15] [16].

В любом случае потери французов были достаточно велики для Наполеона, так что он послал генерала Бертрана предложить Фридриху Вильгельму III. возвращение на трон ивечную дружбу Франции . Фридрих Вильгельм III. не думал нарушать данного русскому императору слова и растоптать его помощь и дружбу [17].

Беннингсен двинулся назад, не боясь никаких обходов, в направлении на восток и достиг много месяцев спустя находящийся на расстоянии суточного перехода Фридланд.

Королева Луиза видит из-за тяжелого положения осажденного Данцига необходимость действий и посылает 19 мая 1807 года следующее послание королю Фридриху Вильгельму III.: »Из-за безобразного упрямства этого жалкого Беннингсена, который, кажется, заботится о хорошей вещи как подошва о сапоге, этот пункт будет потерян… Нет ли возможности, чтобы ты или Харденберг поговорили с императором [Александр I.] и добились того, чтобы он приказал B. предпринять что-нибудь решительное? На мой взгляд, вечный недостаток продовольствия, который постоянно приводится в оправдание – это самое большое доказательство глупости или недобрых намерений Беннингсена… Перемена необходима, и чем скорее она произойдет, тем будет лучше [18]

У Фридланда Беннингсен натолкнулся на корпус французов Дюдино (15 000 человек), который он атаковал своей намного превосходящей армией в 60 000 человек. Он отказался от поддержки расположенных в Кенигсберге подразделений.

Основные войска Наполеона стояли на расстоянии примерно 20 км от Прейсиш-Эйлау и 10 км от Домнау. Беннингсен не думал о том, чтобы защищать прусскую резиденцию Кенигсберг, а Наполеон не думал о том, чтобы послать свои основные вооруженные силы численностью около 80 000 человек в Кенигсберг [19].

Так дошло до битвы при Фридланде. Русско-прусская армия Беннингсена потерпела поражение. Пруссии больше не существовало. В Тильзите не о чем было договариваться с Пруссией; император хотел отдать страну своему брату Джерому.

В Тильзите переговоры ведут Наполеон и Александр. Франция предлагает России право на Финляндию, Швецию и разрешает расширение Российской империи до Вислы, требует присоединения к континентальной блокаде против Англии.

Император России АлександрIне подписал! Он был готов продолжать войну против Франции, если бы Пруссия осталась под правлением Фридриха Вильгельма III. Это ничего не меняло в том, что для Наполеона Пруссия больше не существовала.Условия мира диктовались прусскому королю [20].

9 июля 1807 года Тильзитский мир был подписан: Пруссия теряет большую часть своей территории, король принуждается к союзу с Наполеоном. На Пруссию возлагается выплата контрибуции, сначала в неопределенном размере, что должно навсегда сделать ее зависимой от Франции. Кто оправдывает Версаль возмещениями 1870/71 годов, мог бы тогда, если бы хотел, оправдывать также возмещения 1870/71 годов Тильзитским миром.

В 1809 году Наполеон хвалился перед графом Роедерером: »Я вытянул из Пруссии миллиард [21]«.

В конечном итоге Наполеон позаботился о том, чтобы государственные дела Фридриха ВильгельмаIII велись тем же человеком, о котором прусский король однажды сказал »Вас нужно рассматривать скорее как упрямого, своенравного, непреклонного и непослушного государственного служащего […], который твердя о своей гениальности и талантах, сильно далек от того, чтобы видеть, что есть лучше всего для государства, который ведом только капризами, а действует из страсти или личной ненависти и обиды [22]«

При этом речь шла ни о ком ином как о бароне Генрихе Фридрихе Карле фон унд цу Штайне – теперь государственном министре милостью Наполеона.

Благодаря этому прямо-таки наполеоновскому знанию людей, Пруссия должна была быть так преобразована, что некоторое время спустя Наполеон начнет ее бояться.

Ортельсбург.

Даже если вероятность того, что Гебхарду Леберехту Блюхеру Вальштатту удалось бы в одиночку победить Великую Армию лежала гораздо выш е, чем то, что он безошибочно изложил письменно только в одном единственном предложение, написав уже в 1805 году свои „Мысли о формировании прусской национальной армии“ и став вместе с тем идейным первопроходцем прусской военной реформы.

Письмо Блюхера Гнейзенау от 08.08.1807

Блюхер требовал всеобщей воинской повинности, сокращения срока службы, повышения денежного довольствия и лучшего обращения с солдатами. В собственном полку гусар Блюхер позаботился сам о том, чтобы у унтер-офицеров забрали палку, которой они по обыкновению били солдат [23].

Два человека, один дух.

Шарнхорст о сотрудничестве с Блюхером: „Никогда еще не возникала большая и более тесная дружба и доверие, чем между этим храбрым и мужественным человеком и мной.“

Блюхер рекомендовал Шарнхорста королю: »особую милость […] превосходному, во всех отношениях превосходному полковнику Шарнхорсту, чьей твердой решимости и разумному совету по большей части обязано успешное окончание его тяжелого отступления, в то время как он охотно признался бы, что без активной помощи этого человека едва было бы возможно выполнить и половину того, что действительно выполнил корпус [24]

1 декабря 1806 года король издает публикандум Ортельсбурга: 141 из 143 генералов, а также прочие высшие офицеры уволены. Комендант Кюстрин приговаривается к смертной казни [25]. Король грозит строгим наказанием офицерам и рядовым, уклонившимся от битвы, но обещает с другой стороны: »что пока продолжается война, унтер-офицер или рядовой, если он особо отличится смекалкой и силой духа, станет офицером или князем. Тот, кто совершит преступное деяние, будет лишен офицерского звания.«

Коса – символ старопрусского солдатского воспитания, отслужила свое, и король Фридрих Вильгельм III. был первым, кто отрезал эту косу. 25 июля 1807 года король созвал комиссию по военной реорганизации армии. Председателем комиссии он назначил генерал-майора Шарнхорста [26].

Ссылки:

[A] Карл фон Клаузевиц: »Следует в этом случае порицать не влияние политики [Т.В.: политики ведения войны], а саму политику. Если политика верна, т. е. если она ведет к своей цели, то соответственное ее воздействие может быть лишь благотворным для войны; там же, где ее воздействие удаляет насот цели, корень зла надо искать лишь в ошибках политики [27]

Гебхард Леберехт Блюхер, князь Вальштатт 8 августа 1807 года в письме Гнейзенау: »поприветствуйте моего друга Шарнхорста и скажите ему, что я от всего сердца прошу его позаботиться о национальной армии. Это не так сложно, как думают; нужно отказаться от параметров в дюймах, никто в мире не должен быть освобожден, и должно быть позором, если кто не служил, разве только этому мешают физические недостатки. Уже однажды отмуштрованные солдаты должны два года оставаться дома и оставаться на третий год, если в стране спокойно и у нас нет недостатка в людях. Это выдумка, что обученный солдат через два года так все забудет, что не будет снова пригоден через 8 дней. Французы доказали нам обратное, нашу бесполезную педантичность солдат может совсем забыть.

Армия должна быть подразделена на дивизионы, дивизион должен состоять из всех родов войск, осенью они должны совершать совместные учения.

Ежегодные смотры должны быть отменены. Теперь Вы знаете мои размышления, передайте это Шарнхорсту и напишите мне оба свое мнение [28]

Гнейзенау был приглашен 25 июля 1807 года королем, не в последнюю очередь благодаря своим заслугам при обороне Кольберга, в руководимую Шарнхорстом комиссию по реорганизации армии.

Гебхард Леберехт Блюхер в ноябре 1807 года в письме королю Фридриху Вильгельму III.:

»Для составления представления я нахожу необходимым указать здесь то, что боевые действия моего корпуса до 28-ого, вплоть до капитуляции армии Гогенлоэ были нацелены на наше объединение и овладение Одером. Позже все мои стремления были направлены на то, чтобы за счет передвижения моего корпуса отвести силы французов от Одера и удалить их из сердца прусской монархии, чтобы выиграть время для снабжения продовольствием наших крепостей и для сближения остальных прусских войск и русской армии.

То, что я не был совсем неудачлив в этом, доказал успех – три французских основных корпуса, Мюрата, Бернадота и Сультше, окружили меня, когда я израсходовав все боеприпасы, с 9 400 солдатами между Килем и Любеком капитулировал в Раткау [29]

Подписанное Блюхером письмо было составлено Шарнхорстом.

Источники:

[ 1] Кнолль, Стефан, Preußen Ein Beispiel für Führung und Verantwortung, Берлин 2010, с. 342.
[ 2] Борковски, Эрнст, Deutscher Frühling 1813, Берлин 1912, с. 68.
[ 3] Виггер, Фридрих, Feldmarschall Fürst Blücher von Wahlstatt, Лейпциг 1892, с. 51 и далее.
[ 4] фон Леттов-Форбек, Оскар, Napoleons Untergang 1815, Берлин 1904, с. 158.
[ 5] Штрайзанд, Йоахим, Deutschland 1789 – 1815, Берлин 1977, с. 137.
[ 6] Кнолль, Стефан, указано выше, с. 354 и далее.
[ 7] Остер, Уве, Der preußische Apoll, Регенсбург 2003, с. 257
[ 8] Виггер, Фридрих, указано выше, с. 54
[ 9] Борковски, Эрнст, указано выше, с. 59
[10] Виггер, Фридрих, указано выше, с. 55.
[11] там же, с. 60.
[12] Штрайзанд, Йоахим, указано выше, с. 138.
[13] Неттельбек, Иоахим, Ein Mann Des Seefahrers und aufrechten Bürgers Joachim Nettelbeck wundersame Lebensgeschichte von ihm selbst erzählt, Мюнхен 1910, глава 26.
[14] Штрайзанд, Йоахим, указано выше, с. 138.
[15] Витте, Г., Die wichtigsten Schlachten, Belagerungen und beschanzten Lager vom Jahre 1708 bis 1855, Лейпциг/Хайдельберг 1861, с. 108.
[16] Штрайзанд, Йоахим, указано выше, с. 140.
[17] ван Таак, Мерете, Zar Alexander I., Тюбинген 1983, с. 209.
[18] www.koenigin-luise.com, Politische Schriften, Дата обращения 16.04.2016.
[19] Витте, Г., указано выше, с. 111 и далее.
[20] фон Римша, Ганс, Geschichte Russlands, Дармшатдт 1970, с. 418.
[21] Борковски, Эрнст, указано выше, с. 80.
[22] Фенске, Ганс, Freiherr vom Stein, Дармштадт 2012, с. 37.
[23] Виггер, Фридрих, указано выше, с. 38 и далее.
[24] там же, с. 61.
[25] Вигрефе, Клаус, „Die gute Revolution“ в журнале Der Spiegel 33/2007, с. 36.
[26] Борковски, Эрнст, указано выше, с. 104.
[27] фон Клаузевиц, Карл, Grundgedanken zu Krieg und Kriegführung, Лейпциг 1915 / Издание на русском: Принципы ведения войны, Москва, 2009.
[28] Издатель: Капелле, Вильгельм, Briefe des Feldmarschalls Blücher, Лейпциг 191?, с. 21 и далее.
[29] Коль, Хорст, Blüchers Zug, Лейпциг 1912, с. 5.