Мир перевернулся.

Наполеон бежал после битвы на Березине и прибыл в Париж 18 декабря 1812 года. »В полночь я ворвусь в Париж как бомба; на следующее утро все будут поражены моим возвращением; по всей стране не будут говорить ни о чем другом; забудут, что произошло [1] В этом Наполеон оказался прав. »Я позволил убить 300 000 немцев и поляков; среди них не было 30 000 французов [2] Назад в Париж: Moniteur опубликовал 29-ый бюллетень: »Здоровье его величества никогда не было лучше, чем сейчас [1]
24 февраля 1813 года из Дрездена в Плауен бежит саксонский союзник Наполеона – король Фридрих Август, не забыв при этом прихватить с собой государственную казну. Для русского генерала графа Петра Христиановича Витгенштейна веское основание для того, чтобы вспомнив борьбу саксонцев против Карла Великого, пошутить над Фридрихом Августом: »Тогда у вас тоже был король, его звали Видукинд, он не сбежал от вас на север и не призывал вас сохранять спокойствие [3]«.

Пустите нас!

Во Вроцлаве профессор Штеффенс призывает студентов сформировать корпус добровольцев [4]. В Берлине Фихте воодушевляет молодежь необходимым военным пафосом. В Кенигсберге студенты вступают в армию Йорка.
Из крепости Кольберг бежит генерал Борстель: »Я умоляю на коленях Ваше величество, пустить нас [5] Создаются бюро по набору рекрутов. Иностранные студенты из Геттингена, Галле и Йены едут во Вроцлав и вступают в вольные егеря и Лютцевский добровольческий корпус. Государственные учреждения закрываются, поскольку их служащие уходят в ополчение. Ремесленники, банки, крестьяне, мужчины и женщины помогают снарядить армию добровольцев.

Шлегель: »Так пренебрегая всеми опасностями, свобода призывает нас; того хочет справедливость и это верно, как бы не пал жребий.«

5 января 1813 года Блюхер написал Шарнхорсту: »Мне нестерпимо хочется взяться за саблю. Если сейчас главным желанием его величества короля и всех остальных немецких князей, всей нации, не является полностью уничтожить на немецкой земле войско негодяев-французов вместе с Бонапартом и его приспешниками, то, как мне кажется, такой немец не достоин считаться немцем. Сейчас опять пришло время, чтобы, как я уже советовал в девятом году, призвать всю нацию взяться за оружие. И если князья не захотят и будут препятствовать этому, то прогнать их вместе с Бонапартом. Поскольку не только одна Пруссия, а все немецкое отечество должно вновь подняться и образовать нацию [6]
В строй опять вернулся Блюхер, которого в 1812 году Фридрих Вильгельм III по настоянию Наполеона отстранил от дел из-за того, что тот, не получив разрешения, набирал солдат для прохождения обучения и последующей борьбы с Наполеоном [7].
11 марта 1813 года русская армия под командованием генерала Витгенштейна вместе с восточно-прусскими и померанскими союзными войсками под командованием Йорка, Бюлова и Борстеля доходит до Берлина.
27 марта 1813 года русский генерал Крузенмарк вручает в Париже ноту об объявлении войны Пруссией [ 8].
5 апреля союзные русская и прусская армии одерживают победу при Мекерне и продвигаются до Дессау.
Блюхер со своими силезскими и бранденбургскими полками при поддержке русского корпуса во главе с Винценгероде направляется через Дрезден в Альтенбург. Основная армия русских под командованием Кутузова-Смоленского следует за ними [ 9].
Прусский король Фридрих Вильгельм III сообщает королю Саксонии: »Ваше Величество, пусть у Вас не вызывает недоумение то, что я снова получу во владение области (Котбусский округ), которые были у меня однажды несправедливо отняты по даже несоблюденному мирному договору и переданы Вам [10]
В это же время Наполеон собирает новую армию (250 000 человек). Доля французов в ее рядах выросла, а возраст иностранных солдат резко снизился. Первые 100 000 солдат, свою Рейнскую армию, он сам привел в Саксонию и объединил ее там с остававшимися в Пруссии и находившимися под командованием итальянского вице-короля войсками. Таким образом, в его распоряжении оказалось более 144 000 человек, в том числе 7 500 кавалеристов и более 372 орудий [11].
В первой половине дня 2 мая передовые части армии Наполеона дошли до границы Лейпцига и были атакованы там прусским корпусом Клейста.

Сражение при Гроссгершене и Баутцене.

Гвардия Наполеона стояла при Лютцене, корпус Нея (45 000) у Гроссгершена. Сам Наполеон поспешил в Лейпциг понаблюдать за сражением с Клейстом. По приказу главнокомандующего – русского генерала графа Витгенштейна, точно в 12 артиллерия Блюхера обстреливает расположенный в Гроссгершене лагерь французов [12][13].
Завязывается жестокий бой. Пруссаки, ветераны и добровольные егеря сражаются и телом, и душой. Нея вытесняют из Гершена. Поспешивший вернуться обратно из Лейпцига Наполеон замечает: »Эти животные кое-чему научились [A]«. Постепенно Наполеону удается повести в бой всю свою армию, в то время как пруссакам не хватает поддержки от основной армии России.

Погибает принц Леопольд фон Гессен-Гомбург.

Пруссия бросает в битву все свои резервы. В 15.30 корпус Йорка наносит второй удар. Блюхер получает ранение и его заменяет Шарнхорст. Наконец, около 17.30 подходит подкрепление от русских [14][15]. В 19.00 становится темно. Шарнхорст получает ранение ядром в ногу. Русский главнокомандующий приказывает отступать.
Блюхер, который несмотря на свое ранение остался на поле боя при Люцене, кипит от ярости: »Им должно быть стыдно произносить слово „отступление“! Неужели прусская кровь была зря пролита? Я хочу разбить врага еще сегодня ночью!« Вскоре после этого Блюхер с перевязанной рукой садится снова в седло и атакует с 12 эскадронами – резервом под командованием полковника Дольффа, гвардию Наполеона.

Во время боя Блюхер был трижды ранен, а лошадь под ним была убита. 200 метров отделяли Наполеона с его штабом от атаки Блюхера [15]. Это должно быть повергло императора в шок.
В письме жене Блюхер пишет:
»Известие, которое ты также получишь, не беспокойся только, что в меня попали сразу три ядра и была застрелена моя лошадь – все это неопасно, я есть и буду полон сил. Я очень доволен, так как я дважды атаковал ГРажданина Наполеона и оба раза был отброшен.« Письмо заканчивается словами: »… храни тебя Бог, у меня ранение в спину, которое очень болит, ядро я привезу тебе [16]
При Гроссгершене пруссаки потеряли 8 000 человек, русские – 2 000, а Наполеон 15 000 человек [17].
Прусско-русская армия отступает на восток, чтобы пополнить свои поредевшие ряды перед следующим походом. Наполеон также укрепляет свою армию. Основная часть его армии – Боберская армия, должна была отправиться во Вроцлав, а Ней с Берлинской армией в Берлин. Вблизи Баутцена Ней был вынужден вступить в бой. Однако и здесь армии союзников пришлось опять отступить после напряженной борьбы. Они потеряли примерно 11 000 человек, победители – 25 000.
Наполеон приказывает батальону Мезона преследовать отступающую русско-прусскую армию. Удача для Блюхера и Гнейзенау. Когда маршал »Вперед« (Блюхер) увидел приближающихся французов, он сам повел в атаку тяжелую кавалерию – »Ребятушки, вперед.«
Батальон Мезона был разбит у Гайнау. Взятие в плен 400 французов и захват 18 орудий подняло настроение старому вояке, успеху которого мог только позавидовать русский генерал Барклай-де-Толли. Честолюбие Барклая-де-Толли было удовлетворено несколькими днями позже, когда он заменил Витгенштейна на посту главнокомандующего русской армии за Вислой [18].

Меттерних затягивает петлю.

Унесенный с поля сражения при Гроссгершене тяжело раненный Шарнхорст, не дожидаясь выздоровления, после наспех оказанной в Циттау врачебной помощи, приказывает перевезти себя в Прагу для проведения переговоров с Австрией о союзе. 28 июня 1813 года родоначальник новой прусской армии генерал-майор Герхард фон Шарнхорст умирает в Праге от поздних последствий ранения.

Блюхер: »Лучше проиграть сражение, чем потерять Шарнхорста.«

В начале мая в Прагу должен был отправиться еще один человек. Милостью Наполеона саксонскому королю Фридриху Августу пришлось недавно узнать, что французский маршал имеет большее влияние на судьбу Саксонии, чем сам саксонский король [19]. Меттерних стремился снова ввести Австрию в борьбу за власть в Европе и вел переговоры с Россией, Пруссией и Саксонией. Пруссия и Россия потерпели поражение в двух битвах, а Наполеон был еще очень далек от того, чтобы выиграть войну.
Австрия втайне присоединилась к союзу против Наполеона, у всех же на виду она играла роль посредника и передала Наполеону предложение о перемирии – не без задней мысли о том, чтобы выиграть время для формирования новой армии [B]. Французский император был не в восторге от своей наскоро собранной армии. Также и ему надо было время, чтобы усилить боевую мощь своей армии и поэтому он согласился на перемирие. Король Саксонии, неспособный понять знамения времени, испугался своей собственной смелости и покаялся перед французом [20].

Для русской армии это означало, что с перемирием отпала необходимость отхода за Вислу [21].
В Праге в бессодержательных переговорах убивалось время, чтобы вскоре после окончания перемирия, 8 августа 1813 года, предъявить Наполеону ультиматум, который был составлен таким образом (отступление за Рейн), что император должен был отказаться выполнить его. Пруссия была настолько убеждена в искренности Меттерниха, что никто иной как сам Вильгельм фон Гумбольдт сопровождал курьера, который должен был передать находящемуся в Дрездене Наполеону ноту об объявлении войны [22]. Доверяй, но проверяй.

Вооружение.

Перед Лейпцигом армии России, Пруссии, Швеции и Австрии выступили все вместе против армии Наполеона. Англия также прислала солдат, даже если они и были из бывшего курфюршества Ганновер. Помимо этого она выплатила Пруссии 13,5 млн., Швеции 20 млн., России 40 млн. марок. Одна только Пруссия должна была получить щедрую поддержку британцев за отказ от территориальных претензий [23].
В конце 1813 года из 5 млн. населения Пруссии 300 000 встали под ружье. Государство Пруссия, народ и армия никогда прежде не были так едины.
Если прусская армия вопреки слабой поддержке со стороны союзников в предстоящих битвах определяла происходящее, то причина этого была в ее солдатах, ополчении, добровольческих корпусах, офицерских корпусах и в Блюхере. Все вместе они заслужили уважение, прежде всего, у союзников из России. Слава об этих прусских офицерах была слышна в России вплоть до легендарного Восстания декабристов и даже после него [24][25].

Союзники разделили свои вооруженные силы на 3 армии:

Северная армия
Теперь шведский наследный принц Карл Иоганн, а ранее маршал Бернадот (Наполеон о нем: „Он так нетерпеливо роет землю передними копытами [C].“) командовал Северной армией. 154 000 солдат из России и Швеции; от Пруссии в ее состав вошли корпусы Бюлова и Тауэнцина.

Богемская армия
Командующим Богемской армии был Шварценберг (Борковский о Шварценберге: „Граф Шварценберг не был полководцем от Бога“). 237 000 солдат из России и Австрии; от Пруссии в ее состав вошел корпус Клейста.

Силезская армия
Благодаря ходатайству Шарнхорста командующим Силезской армии стал Блюхер (Арндт о Блюхере: „в его глазах могли жить боги“). 95 000 солдат из Пруссии (корпус Йорка) и России (корпусы Остен-Сакена и Ланжерона).

Благодаря участию Австрии и гениальным способностям Меттерниха был согласован дилетантский план действий: армия, которую атакуют, бежит и заставляет таким образом две другие найти в себе мужество поспешить ей на помощь [26].

Северная армия.

Стратегия Наполеона основывалась на том, что армия Удино (75 000 человек) наносит удар по Северной армии и занимает Берлин. Его противник Бернадот делал все, чтобы помочь ему в этом (был готов к сдаче Берлина), однако это не нашло поддержки у Тауэнцина и Бюлова. Удино был всего в двух милях от Берлина, когда 23 августа около Бланкенбурга он был остановлен прусским корпусом Тауэнцина. Бюлов вступил в сражение и решил его в пользу Пруссии. Шведские и русские части армии пока берегли свои силы. Удино отступил, не опасаясь преследования со стороны Бернадота, с остатками своей армии к Виттенбергу [27].
Удино потерпел неудачу. Теперь за дело должен был взяться маршал Ней и с дополнительными силами захватить Берлин. И снова Бернадот отличился бездействием (il ne fera que piaffer). На этот раз Тауэнцин атаковал французов около Денневица. Бюлов также вступил в бой. Завязалось тяжелое сражение, пруссаки истекали кровью. Русские и шведы наблюдали до тех пор, пока у генерала Борстеля не лопнуло терпение и он не вступил в битву с частью русского корпуса.
Благодаря Тауэнцину, Бюлову и Борстелю французская Берлинская армия (Armée Berlin) потеряла 22 000 человек, а 53 орудия и 4 знамени были захвачены противником. Ней отступил около Торгау за Эльбу со своей деморализованной, ослабленной из-за постоянно растущего числа дезертиров армией [28].

Силезская армия.

Сам Наполеон со своей Боберской армией направился к Герлицу навстречу самой малочисленной из трех армий противника – Силезской армии под командованием Блюхера. У Левенберга (30 км восточнее Герлица) завязался первый бой. Блюхер, согласно плану действий, отступил перед значительно превосходящими силами французов.

Наполеон погнался вслед, однако был вынужден отказаться от преследования, когда Шварценберг начал наступать из Богемии на Дрезден. В ответ на это французский император повел свою гвардию и корпус Мормонта на запад. Оставшиеся 75 000 человек он передал в подчинение Макдональда (Наполеон о Макдональде: „Он хорош, он смел, но ему не везет“). Макдональд должен был оттеснить Силезскую армию Блюхера за Яуэр (50 км восточнее Вроцлава), чтобы лишить ее возможности объединиться с обеими другими армиями [29].
После того как Наполеона удалось отвлечь, Блюхер вернулся назад и предстал 26 августа перед Макдональдом южнее Лигница. План предусматривал нанесение удара по французам на левом берегу Кацбаха. Однако к тому времени часть их уже перешла Кацбах. Это означало либо отменить наступление на французов, либо изменить план действий. Французы двинулись на Айхгольц.
Еще прежде чем приказ Блюхера занять стратегически важные высоты дошел до Остен-Сакена, он уже разместил там свои орудия. Из-за плохой дождливой погоды действия пруссаков и русских еще долго оставались незамеченными французами. К тому же речки превратились в бурные потоки и все больше переходов становились непроходимыми.
Французы, карабкавшиеся вверх по склону берега неистовствующей реки Нейсе, попали под огонь артиллерии Остен-Сакена. Затем французов атаковала прусская пехота.
Из-за сильного дождя порох абсолютно промок и стал поэтому непригоден для использования. Прикладом винтовок и штыками пруссаки уничтожали врагов. В ход вступила кавалерия обоих лагерей. Бойня была невероятная.
После ожесточенной борьбы пруссаки и русский корпус Остен-Сакена оттеснили французов назад на берег реки, чтобы затем сбросить их со склона вниз в реку.

Граф Ланжерон, бывший долгое время уверенным, что Блюхер отступит согласно старой договоренности, уже приказал отвести 100 из своих 130 орудий, когда генерал Лауристон начал теснить его. У корпуса возникли серьезные трудности, которые были решены лишь благодаря поддержке других воинских частей [30].
Макдональд бежал, за ним гнался Блюхер. Только через 40 км француз решился сделать передышку, чтобы проверить состояние остатков своей армии.

Блюхер сухо заметил после сражения на Кацбахе: »Ну, Гнейзенау, мы выиграли сражение, с этим никто в мире не может поспорить, а теперь давай подумаем, как благоразумно сказать людям, как мы его выиграли [31]

Своим солдатам Блюхер официально сообщил в армейском приказе от 1 сентября 1813 года:

Силезия освобождена от неприятеля;
103 пушки, 250 повозок с боеприпасами,
1 дивизионный генерал, 2 бригадных генерала,
18 000 пленных,
2 орла и другие трофеи в ваших руках.

На поздравление Гнейзенау с выигранным сражением он ответил следующими словами: »Да, я его выиграл; но где провиант [32]

Сражение при Дрездене.

Шварценберг отправился со своей Богемской армией через Фрайберг и Чопау в Дрезден. Он полагал, что Наполеон находится в пути на Берлин и поэтому был очень удивлен встретить императора у Дрездена. Лил проливной дождь, когда Шварценберг 26 августа приказал протрубить сигнал к штурму.
Ружья не могли стрелять, пушки тонули в грязи, а кавалерия вязла в трясине. Защищающимся французам в Дрездене и около него из-за более выгодного расположения и лучшего командования действиями не составило никакого труда отразить атаку превосходившей на 50 000 человек Богемской армии и перейти на следующий день в наступление. Богемская армия тремя колоннами через Эцгебирге отступила назад, а Шварценберг попросил Блюхера предоставить в его распоряжение большую часть Силезской армии (50 000 из 90 000 человек). Блюхеру удалось отклонить эту просьбу благодаря тому, что он сам безотлагательно отправился в Дрезден и пообещал Шварценбергу корпус Ланжерона, в случае, если Беннигсен прибудет с польской армией, что, как знал Блюхер, еще займет время [33].
Наполеон пытался отрезать пути отхода Богемской армии, однако, уже 28 августа передал командование маршалу Вандаму и вернулся в Дрезден.

Перед сражением при Дрездене Наполеон предположительно сказал: »Это может стоить им кампании, если они нападут на меня сейчас«. Шварценберг должен был записать на свой счет потерю почти 40 000 человек (18 000 убитыми и 20 000 взятыми в плен).
Спасением своей армии от сокрушительного разгрома он был обязан двум русским дивизиям под командованием герцога Евгения Вюрттембергского, который отбросил превосходящих силами французов к Кульму и Ноллендорфу. Клейст услышал шум сражения и перебросил находившийся к западу от русских Прусский корпус. Маршал Вандам был побит и вместе с пехотой, включая 82 пушки, взят в плен [34]. За свои заслуги Клейст получил титул Клейст фон Ноллендорф.
Наполеон выиграл сражение при Дрездене, однако, в конечном итоге, в боях за последние недели он потерял 80 000 человек. Главные вооруженные силы союзников – Богемская армия под командованием Шварценберга, дала всем повод сомневаться в своих способностях.
Никто не жаждал следующей встречи. Никто?
Один – да! Через добрых 4 недели безделья маршал Блюхер самовольно (военный совет меня не остановит!) протрубил сигнал к охоте [35]. Его целью было объединиться с Северной армией и ударить по Наполеону с тыла и фланга, чтобы отрезать ему связь с государствами Рейнского союза и Францией.
В сообщении о своих намерениях Бюлову (командиру Прусского корпуса Северной армии) он ответил следующим образом:
»Очень рад приближению Вашего сиятельства и надеюсь, что нам удастся сподвигнуть крон-принца Швеции, этого шарлатана, к большей активности. По политическим или по каким-либо другим причинам, но в двух словах, принцип принца – это бездействие [36]

Йорк фон Вартенбург.

Силезская армия продвигается вдоль Шварце-Эльстер к Эльбе, пересекает Эльбу к югу от Виттенберга и готовится атаковать 3 октября состоящие из 15 000 человек корпусы Бертрана (в его составе французы, итальянцы и население Вюртемберга) из Вартенбурга и Бледдина. Принц Карл фон Мекленбург начинает бой, Йорк со своими бригадами присоединяется и завоевывает таким образом свой почетный титул Йорк фон Вартенбург. Русские Ланжерона держатся в тени.
Бернадот пересекает Эльбу по Дессаускому мосту у Рослау, чтобы объединиться с Силезской армией Блюхера [37][38].
Между тем Наполеон готовился к следующему сражению. От него он ожидал решающей победы над союзными армиями Пруссии, России и Австрии. Эта битва должна была войти в историю как Битва народов под Лейпцигом.

Приложение:

[A] Цитата из Борковского, с. 241: »Ces animaux ont appris quelque chose.«
[B] Вильгельм фон Гумбольдт 21.05.1813 из Вены Шарнхорсту: » … На мой взгляд, дела вкратце обстоят следующим образом: Австрия, император и его министр безусловно и совершенно искренно хорошо относятся к союзникам, прежде всего к Пруссии. Они хотят вступить с нами в союз, если дело дойдет до войны; они даже хотят довести дело до войны, если император Наполеон не захочет начать благоразумные мирные переговоры. Об этих мирных переговорах уже частично договорились и продолжают договариваться с союзниками…
О времени нанесения удара здесь я знаю только следующее: я не думаю, учитывая все, что армия сможет перейти границу раньше 10-15 июня. В целом, здесь также придерживаются мнения, что хотят не ранее выступления армии объявить себя противниками [39]

[C] Цитата из Борковского, с. 264: »Il ne fera que piaffer.«

Источники:

[ 1] Борковски, Эрнст, Deutscher Frühling 1813, Берлин 1912, с. 192
[ 2] там же, с. 183
[ 3]  Платтхаус, Андреас, 1813 Völkerschlacht und Ende der alten Welt, Гамбург 2013, с. 80 и далее
[ 4]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 213
[ 5] там же, с. 208
[ 6]  Капелле, Вильгельм, издатель, Blüchers Briefe, Лейпциг 191?, с. 40 и далее
[ 7]  Платтхаус, Андреас, указано выше, с. 100
[ 8]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 211
[ 9]  там же, с. 236
[10]  Платтхаус, Андреас, указано выше, с. 82
[11]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 237
[12]  www.scharnhorstkomitee.de/html/2__mai_1813.html, Дата обращения 11.06.2016
[13]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 239
[14]  там же, с. 241
[15]  www.scharnhorstkomitee.de, указано выше
[16]  Капелле, Вильгельм, указано выше, с. 41
[17]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 244
[18] там же, с. 248
[19]  Платтхаус, Андреас, указано выше, с. 84
[20]  Платтхаус, Андреас, указано выше, с. 86
[21]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 252
[22] там же, с. 259
[23] там же, с. 262
[24]  Рат, Мартин, Als Schwören noch geholfen hatte, 26.12.2015 https://www.lto.de/recht/feuilleton/f/historisch-prozess-russland-dekabristen-eid-verweigern-zar/, Дата обращения
[25]  Трауб, Райнер, Träume von einer besseren Welt in Spiegel Geschichte 1/2012 с. 78 и далее
[26]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 269
[27]  там же, с. 272
[28] там же, с. 274
[29] там же, с. 276 и далее
[30]  Витте, Г., Die wichtigsten Schlachten, Belagerungen und beschanzten Lager vom Jahre 1708 bis 1855, Лейпциг/Гейдельберг 1861, с. 173 и далее
[31]  фон Верхаген, Енсе, Fürst Blücher von Wahlstatt, Вольфенбюттель 2016, с. 145
[32]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 278
[33]  Königlicher Generalstab, Militair Wochenblatt No. 778, Берлин 1831
[34]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 280 и далее
[35]  фон Верхаген, Енсе, указано выше, с. 155
[36]  Борковски, Эрнст, указано выше, с. 283
[37] там же, с. 286
[38]  фон Верхаген, Енсе, указано выше, с. 159 и далее
[39]  Фреесе, Рудольф Wilhelm von Humboldt – Sein Leben und Wirken, 1953, с. 698